Прощание с Борисом Стругацким пройдет 23 ноября в Петербурге



Писатель Борис Стругацкий завещал развеять свой прах

Прощание с Борисом Стругацким пройдет 23 ноября в Петербурге. По завещанию писателя, его прах будет развеян. Так же было с его братом Аркадием. Для многих их произведения — это совсем не фантастика. Это — про идеализм, мечту и невероятное счастье честной работы, без скидок на качество внешней среды. Про мысль, простое мужество и то, что герои есть среди нас и сейчас, и за миллион лет до конца света.

Они поломали все каноны розовощёкой советской фантастики, где смелые космонавты, преодолевая трудности, открывают новые прекрасные миры. Они взяли только форму, чтобы ставить самые важные вопросы, которые волнуют человека: страх смерти, одиночество и предательство.

«Они никогда не писали фантастику, они писали о нас с вами, обычных людях в предлагаемых обстоятельствах, и эти обстоятельства были проверкой на излом, на прочность, на способность к будущему», — говорит писатель Михаил Веллер.

Вместо могучего вооруженного марксистско-ленинской теорией ученого, у них слабый человек, который, не смотря на все достижения научно-технического прогресса, мало изменился со времен Средневековья.

«Стругацкие в свое время создали целую школу фантастики и, собственно говоря, вывели ее из узкой жанровой литературы, литературы для молодежи, для детей в разряд серьёзной и интересной литературы, серьезного искусства, они сделали нашу фантастику настоящей», — говорит писатель-фантаст Сергей Лукьяненко.

Из жанра фантастических приключений Стругацкие ушли в другую лигу литературы, где живут Рэй Брэдбери и Станислав Лем. Их романы читать было не только интересно, но и модно — почти в каждой советской семье был томик Стругацких.

«Ту литературу-религию, которую они создали с братом, она стала для нескольких поколений, действительно религией. Нравственности учились по их книгам. Там не было прямых ответов на вопросы», — отмечает ученик Б.Стругацкого Дмитрий Каралис.

После культового романа «Понедельник начинается в субботу» их почти перестали печатать, хотя и разрешили снять по нему веселенькую новогоднюю комедию «Чародеи». От советских цензоров не ускользнуло, что за притчей-сказкой про младших научных сотрудников скрыта острая сатира, высмеивающая абсурд советской действительности.

После смерти брата Аркадия в 1991 году Борис Стругацкий не смог больше подписывать книги этой фамилией. Он взял псевдоним, а их с братом соавторство стало уже легендой.

«Аркадий в 50-е годы уехал в Москву, а Борис Натанович остался здесь. Вот долгие годы они творили живя в разных городах. На эту тему было много острот. Как братья Стругацкие пишут?! Они садятся на поезд. Встречаются в Бологом, садятся в привокзальном буфете и пишут. На самом деле все было не так. Как правило, они старались поехать в какой-нибудь дом отдыха писательский и там работать», — рассказывает публицист, автор книги «Аркадий и Борис Стругацкие: двойная звезда» Борис Вишневский.

Роман «Пикник на обочине» — самое издаваемое за рубежом книга Стругацких. Его долго не хотели печатать в Советском Союзе, и от Андрея Тарковского потребовалась большая смелость, чтобы его экранизировать. А сегодня слово «сталкер» не нуждается в переводе. Хотя этот фильм, ставшей мировой киноклассикой, мог и не появиться на экранах.

Сам Б. Стругацкий говорил об этом фильме так: «Фильм по сути дела был загублен, и Тарковский вместо того, чтобы впасть в отчаянье, решился на творческий подвиг — он решил снять другой фильм. Появился оттенок религии во всей этой истории, мучения духа, боления за всё человечество».

Остаются ли Стругацкие актуальными сегодня? Ответить на этот вопрос попытался Фёдор Бондарчук в экранизации «Обитаемого острова». По крайней мере, сам Борис Стругацкий говорил, что именно таким Максима Каммерера они с братом и представляли.

«В Москве была целая компания, куда принимали тех, кто знает главами «Мастера и Маргариту», так же существовало сообщество детей, которые обожали «Трудно быть богом», и, конечно, играли в Румату», — рассказывает режиссер Федор Бондарчук.

Насколько трудно снимать по Стругацким мог бы рассказать Алексей Герман-старший, который уже тринадцать лет работает над фильмом по повести «Трудно быть богом». Этой экранизации ждали и ждут как чуда.

«Я не верю в чудо! К сожалению, можно сказать. Иногда (и чем старше я становлюсь, тем чаще) мне очень бы хотелось поверить, например, в переселение душ. Человек, верящий в высшее существо, человек, верящий в чудо, человек, верящий в вечность души, имеет определенное преимущество перед жестким и строгим материалистом», — говорил Борис Стругацкий в программе «Пятое колесо» (Ленинградское ТВ, 1989 г.).

И хотя строгим материалистом Борис Стругацкий не был, он, как и его брат Аркадий, завещал после смерти развеять свой прах в воздухе. У него не будет отдельной от брата могилы, они так и останутся в памяти братьями Стругацкими.

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Отправляя любую форму на сайте, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности madhousenews.ru.
29, за 0,495