Подробности теракта на советском Ту-104 стали известны через сорок лет



40 лет назад произошло событие, о котором в СССР мало кто знал. Сейчас об этом ЧП рассказывают на занятиях в лётных училищах. Всё случилось во время рейса Москва — Ленинград. Попытка угона — пассажир угрожал взорвать бомбу. Никаких инструкций, как действовать в таких ситуация, тогда не было. Но экипаж за считанные минуты принял решение и спас людей.

Указ о награждении бортмеханика Викентия Грязнова его жене и детям зачитали через полтора месяца после того памятного дня. 23-го апреля 1973 года Елена, собираясь в университет, как обычно болтала с отцом и не знала, что больше его не увидит.

«Поднявшись на свой этаж, я увидела открытые двери и очень много людей. И мне сказали, что ваш отец погиб, это несчастный случай», — вспоминает Елена Величко.

Что случилось в действительности, Елене много позже рассказали коллеги отца. Вместе они летали около четырех лет. Это был обычный рейс Ленинград — Москва. Вскоре после взлета в кабине летчиков загорелась лампа вызова из пассажирского салона. Командир Вячеслав Янченко попросил бортмеханика выяснить, в чем дело. В кабину он вернулся с конвертом.

«Человек передал письмо, требует изменить курс и лететь не в Москву, а в Швецию, и угрожает взорвать самолет», — вспоминает Герой Советского Союза Вячеслав Янченко.

О случившемся на борту доложили наземным службам. Впрочем, ждать указаний было бессмысленно. В 73-м году просто не существовало инструкций, как правильно действовать в подобных ситуациях. Командир самостоятельно принял решение возвращаться в Ленинград.

Лететь в Стокгольм было нельзя. В то время любое воздушное судно, пересекающее границу СССР без специального разрешения, могли сбить. Бортмеханику и штурману пришлось по очереди успокаивать террориста с бомбой в руках, которая могла взорваться всего лишь, если бы он убрал палец с кнопки. Его убеждали: самолет направляется в Швецию.

«У нашего экипажа был пистолет. Пистолет я отдал второму пилоту и, естественно, его нельзя было трогать. Если сделать выстрел, он бы все равно кнопку разжал», — говорит штурман Николай Широков.

На посадку заходили с юга, со стороны Пулковских высот, чтобы террорист не увидел в иллюминатор ленинградские шпили и купола. Командир до последнего тянул с шасси. Он выпустил их, когда до земли оставалось всего около 200 метров. Но, услышав характерный грохот выходящих стоек, захватчик все понял и отпустил кнопку. От взрыва механизмы управления заклинило, самолет стал падать.

Вячеслав Янченко вспоминает, выровнять машину удалось за какие-то мгновения до столкновения с землей: «Самолет опускается все ниже и ниже. И уже скребет по бетону — скорость еще большая была. Искры во все стороны летят».

Неуправляемый лайнер остановился на грунте. Лишь после этого летчики открыли бронированную дверь кабины и увидели: их коллега Викентий Грязнов и террорист погибли. Своим телом бортмеханик закрыл от осколков пассажирский салон. Лишь благодаря этому больше никто не пострадал. С момента вылета из «Пулково» прошло всего 50 минут.

Современному пассажиру, чтобы попасть на борт, придется еще снять туфли, брючный ремень, а багаж рентгеном просветит служба безопасности. Теперь это, конечно, звучит странно, но всего сорок лет назад в самолет садились как в обычный автобус, никому не приходило в голову досматривать пассажиров или их вещи. Даже паспорт не всегда спрашивали. Достаточно было билета.

Следователи потом выяснили, бомбу принесли в обычном дорожном саквояже. И вскоре по всему Союзу авиапассажиры стали предъявлять содержимое сумок.

Весь экипаж после того полета был представлен к боевым наградам. Долгие годы им нельзя было рассказывать, за что эти награды. Сегодня с этого дела гриф секретности уже сняли. И теперь коллеги Викентия Грязнова надеются, что им разрешат увековечить память человека, спасшего тот рейс ценой собственной жизни.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Отправляя любую форму на сайте, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности madhousenews.ru.
30, за 0,466